|
Коллектор ПРО Новости Аппетит к риску.
Аппетит к риску. Print E-mail
Sunday, 15 April 2012 11:18

ВЛАДИМИР ЕМЕЛЬЯНОВ,
генеральный директор финансовойкомпании «Политекс»

 

Факторинговые компании, как бы ни был развит у них риск-менеджмент, встречаются в своей практике с просроченной дебиторской задолженностью. Какие же методы работы с нейизбирают факторы, насколько близки они коллекторским технологиям, возможно ли сотрудничество с профессиональными взыскателями долга? Представляем мнение эксперта отрасли.

PRODОЛГИ: Владимир Юрьевич, расскажите, какие методы факторинговые компании используют при работе с просроченной дебиторской задолженностью?

Емельянов: Прежде всего, для факторов дебиторская задолженность — это основа их профессии. Мы относимся к ней как к ликвидному активу, у которого постоянно изменяется качество, состав, структура. И клиентам, собственно, предлагается услуга аутсорсинга по управлению «дебиторкой». В том числе факторы отвечают на вопрос: что делать с дебиторской задолженностью, которая оказалась в проблемной зоне, то есть ушла в просрочку?

Если же говорить об объеме просроченной задолженности, то статистики в нашей стране по ней практически нет. Да и на Западе особо не видно, чтобы компании раскрывали данные по просроченным обязательствам. Во многом это объясняется тем, что основная проблема для факторов, как ни странно, это не просрочка, а мошенничество клиентов, дебиторов, а иногда их действия в связке. Например, по статистике, в Великобритании 80% всех дефолтов в факторинговой сфере относится к категории мошенничества. Не думаю, что российские реалии сильно отличаются. Но у нас о случаях мошенничества еще неохотнее говорят, чем о возникновении проблемной задолженности.

Хотя считаю, что это неправильно. Такие примеры могли бы учить рынок. Тем более если компании удается выявлять такие случаи, то это говорит о качестве ее риск-менеджмента.

Но с другой стороны, надо понимать, что на 100% уберечься от мошенников невозможно. Причем никто не отменяет проведения комплексных профилактических мероприятий, повышения квалификации сотрудников, наличия специализированных IT-продуктов и т. д. Но и это не является гарантией успеха. Мошенники понимают технологии факторов и представляют «картинку», которая им понравится.

Начинается финансирование вроде бы положительных клиентов, а потом уже выясняется их истинная природа. Впрочем, многих толкают на мошенничество действительно объективные причины: реальные трудности в бизнесе, внешние неблагоприятные факторы, наконец, личные моменты.

PRODОЛГИ: Если говорить о проблемной задолженности, которая возникла по вине, так сказать, объективных обстоятельств, то как с ней поступают факторы?

Емельянов: Здесь существует несколько методов. Если факторинговая компания вообще не хочет встречаться с проблемной задолженностью, то она страхует свои кредитные риски.

Могут быть разные варианты: страхование от наступления регрессного требования, страхование безрегрессного факторинга, операционных рисков. Но тут сразу возникает проблема экономики бизнеса — страховые услуги достаточно дороги, особенно такие специфичные. И даже если удастся войти в сделку со страховщиком, лимиты по отраслям и структура полиса зачастую неприемлемы для фактора.

Если рассмотреть взаимодействие с коллекторами, то, как известно, они работают по двум схемам — покупка долга (цессия) и агентские соглашения.

Факторам продажа проблемной дебиторской задолженности неинтересна — дисконт по ней слишком велик, а значит, теряется весь экономический смысл при ее передаче в цессию.

Сотрудничество по комиссионной схеме в принципе возможно, но его примеры мне неизвестны. Дело в том, что коллекторы и факторы оказываются, образно говоря, на разных сторонах одной и той же площадки. Факторинговые компании предлагают в составе своих услуг управление и сбор дебиторской задолженности. Коллекторы же ее управлением не занимаются, их ниша — взыскание именно проблемного долга.

Кстати, на Западе тоже не распространена практика взаимодействия с коллекторами. Единственное исключение, когда коллекторское агентство находится в составе холдинга с фактором.

К тому же факторинговая компания, продавая услугу аутсорсинга по работе с «дебиторкой», должна понимать, что в ее штате должны быть предусмотрены сотрудники, которые будут работать с проблемной задолженностью. Хотя большинство факторов этой логике не следуют, имея в качестве материнской компании банк. Внутри него как раз и решаются все моменты с «плохими» долгами.

В любом случае у каждой факторинговой компании, так сказать, свой аппетит к риску. Некоторые предпочитают работать с «дебиторкой», у которой заметный риск уйти в просрочку, но зато и маржа выше. Другие проводят более консервативную политику.

PRODОЛГИ: Кто сейчас клиенты факторинговых компаний?

Емельянов: Факторы работают и с крупными организациями, и с представителями малого и среднего бизнеса. Но размер компании не столь важен, главное — насколько серьезно клиент работает со своими коммерческими кредитами. Сформирована ли у него по этому поводу своя политика, понимает ли он, как формируется цена коммерческого кредита, как он оценивает риски. К сожалению, такого профессионального подхода в клиентской среде мы практически не встречаем.

Многие по старинке считают, что они поставляют свою продукцию всего лишь с отсрочкой платежа. Ни о каком коммерческом кредите и речи не идет.

PRODОЛГИ: Получается, что в предпринимательской среде пока низка финансовая культура?

Емельянов: Среди предпринимателей разные люди — есть совсем молодые, но значительна прослойка бизнесменов, которые вошли в бизнес достаточно давно. Да, наверное, можно говорить о недостатке финансовой грамотности и несовершенной бизнес-среде. Хотя со временем все должно измениться к лучшему.

PRODОЛГИ: Можно ли сделать вывод, что пока рынок дебиторской задолженности как самостоятельного актива находится в зачаточном состоянии?

Емельянов: Факторы развиваются как по количеству, так и по объему принимаемой дебиторской задолженности.

Все идет к тому, чтобы факторинговые услуги стали распространенными. Хотя число предприятий, пользующихся факторингом в России, пока весьма мало — по оценкам экспертов, около 5 тысяч. Это несерьезная величина. Для сравнения: в Великобритании с факторами работают 42 тысячи клиентов. При этом в секторе только малого и среднего бизнеса там числится 4,8 млн. компаний. Из них порядка десяти процентов потенциально готовы сотрудничать с факторинговыми компаниями. Как видите, сегмент бизнеса, охваченный факторингом, в Соединенном Королевстве тоже невелик, но все же он заметно больше, чем в России.

К сожалению, многие аудиторы, бухгалтеры заранее негативно относятся к факторингу, даже не понимая этого продукта. Распространено мнение, что это дорого, не всегда надежно по стабильности получения финансирования.

Но при этом никак не оценивается, насколько выросла операционная прибыль, сократились сроки оплат, пропали кассовые разрывы и т. д.

PRODОЛГИ: Если возвращаться к разговору о просроченной задолженности, интересно все же, насколько факторы активно пользуются методами soft collection, hard collection, сколько «дебиторки» уходит в фазу тяжелого, то есть безвозвратного долга?

Емельянов: Любой нормальный финансист, равно как и разумный клиент, не хочет доходить до стадии судебных разбирательств. Но если возвращаться к теме ментальности, бизнес-этики, то в разных сегментах бизнеса еще очень много временщиков. Особенно это распространено в торговле, с которой факторы работают наиболее плотно. Если же клиент адекватен, то с ним всегда можно договориться, в том числе и о реструктуризации задолженности. Смотрим, как можно отодвинуть сроки регресса, получить обратно товар, перекрыть на время финансовый разрыв, возникший из-за «упавшего» дебитора, денежными потоками, идущими от других дебиторов.

Хотя и факторы ведут себя на рынке по-разному. Некоторые в погоне за прибылью не всегда с холодной головой подходят к риск-менеджменту. Например, заключают сделку с одним дебитором, и если у него возникают проблемы, то, образно говоря, заваливается весь его портфель. Здесь наиболее вероятная перспектива — судебные разбирательства. Впрочем, это не выход в наших экономических и правовых условиях.

Законодательство в этой сфере не развито. Не всегда можно установить очередность кредиторов, факторы не защищены ни от двойной уступки, ни от некачественной информации о должнике. На нашем рынке пока нет института, подобного бюро кредитных историй в банковской сфере.

Сложившаяся судебная практика в целом факторов удовлетворяет.

Но в любом случае разбирательство с клиентом через суд — это временные и материальные потери.


Источник: ФАКТОРинг ПРО

 

Это интересно